logotype
image1 image1 image1

Вход на сайт

×

Внимание

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Could not instantiate mail function.

Сказки

Юнга

Кораблик появился на свет ранним июньским утром, когда солнце еще только начинало золотить верхушки далеких гор и играло бликами на спокойном море. Его сделал из бумаги мальчик Павлик. Он хотел подарить его папе, но не успел…Война!


Папа Павлика был капитаном на военном эсминце и с началом войны срочно отбыл вместе с остальным экипажем в море защищать страну от врагов. Ушли все корабли, опустела бухта. Только крики чаек заглушали плеск неугомонных волн. Было пустынно и дико на берегу, где когда-то так весело с утра до вечера резвились дети.
Раньше Павлик с отцом часто прогуливались по берегу моря, искали ракушки, прыгали через волны, собирали красивые камешки и любовались на уходящие вдаль корабли. А когда возвращались домой, то мастерили деревянные кораблики, украшали их парусами из старой мешковины и вслух мечтали о том, как однажды они поплывут всей семьей в далекую-далекую Африку…Почему-то Павлик хотел именно туда, хотя и сам не знал почему. Он грезил о море и мечтал, как папа, стать капитаном большого корабля.
Дни бежали один за другим. По всем фронтам шли упорные бои, и русские отступали под натиском фашистов. Много грозных сражений прошло за месяц, а еще больше было впереди.
Павлик с мамой остался в Севастополе. Это был солнечный, веселый город. Целыми днями до войны Павлик пропадал со старшими ребятами на море – загорал, купался, прыгал по скалам, исследовал мелкие ущелья. С тех пор многое изменилось. Совсем недавно ему исполнилось семь лет, но он, как взрослый, гулял по берегу теперь один. Мама и старшие товарищи с утра до поздней ночи были на заводе, часто работали в две смены, лишь бы как-то помочь фронту, копали траншеи, рвы, готовились к обороне города.
Город бомбили с первых дней войны. Теперь любимого города было не узнать. Изуродованы улицы, навсегда стерты с лица земли многие здания, другие на окраинах города зияют разбитыми окнами. Санатории переоборудовали в госпитали, где днем и ночью спасали чьи-то жизни.
В один из дней Павлик бесцельно слонялся по берегу, вглядываясь вдаль. Он знал, что это опасно, но не мог ничего поделать, так он скучал по отцу. Море было на удивление спокойно, мирно плескались волны и неспешно накатывали на берег. Какое им дело до человеческих войн, они видели много грозных сражений и уже ничему не удивлялись. Мальчик держал в руках бумажный кораблик, не зная, что с ним делать. Кораблик смотрел на море, на Павлика, и его радости не было предела. Какое широкое море! Но какие грустные и не по-детски умные глаза у мальчика! Руки Павлика ласкали его, расправляли ему борта, и кораблик нежно баюкался в детских руках, как в море во время легкой качки. Он даже начал дремать, и ему снились прекрасные, залитые солнечным светом страны, тихое безмятежное море и…тишина, звенящая тишина, про которую уже забыли жители Севастополя с приходом войны.
Павлик еще немного побродил вдоль берега, а потом спустил кораблик на воду.
- Пожалуйста, милый кораблик, я тебя очень прошу, доплыви до папы, я так его жду!
Павлик едва сдерживал слезы, боясь расплакаться. Всё-таки семь лет уже, не маленький! Он написал записку для папы и, очень аккуратно сложив ее несколько раз, спрятал под один из бортиков кораблика. Это было его первое долгое расставание с отцом, и мальчик очень переживал.
Съежившись от холода и еще не совсем проснувшись, кораблик закачался на волнах, не зная как себя вести, ведь волны в любую минуту могли потопить его. Оглядываясь вокруг, он видел лишь безбрежное море… Но потом он вспомнил о записке и смело двинулся в путь, вместе с отливом отплывая все дальше и дальше от милого сердцу берега. Он не знал, что ждет его впереди и вернется ли он когда-нибудь в родной Севастополь.
Павлик долго провожал его взглядом, махал рукой, что-то кричал. Но его голос тонул в шуме волн. Но вот и его не видно.
Кораблик был в пути уже несколько часов и начал уставать. Дул зюйд-вест на три балла. Над волнующимся морем висела легкая серая дымка, начинало темнеть. Солнце, как огромный огненный шар, медленно клонилось к горизонту. Скоро ночь. Кораблик, еще недавно такой бодрый, приуныл. Куда плыть? Где искать папу Павлика? Повесив нос и не обращая внимания на то, что творилось вокруг него, он качался на волнах. Он обладал на редкость твердым и решительным характером, но в такой ситуации оказался впервые.
Вдруг кто-то снизу слегка подтолкнул его. Да это же дельфин! Он нырял, потом, легко всплывая, поднимал кораблик вверх. Так он сделал несколько раз, и кораблик понял, что дельфин хочет с ним поиграть. Раньше его единственным другом был Павлик, и он не знал, как вести себя с неожиданно появившимся незнакомцем. Но постепенно он успокоился и, доверчиво улыбнувшись дельфину, продолжил интересную игру.
С другом даже самая темная ночь не страшна, пусть и в открытом море. Летом ночи короткие, а за разговором дельфин и кораблик и вовсе не заметили ее. Они говорили обо всем на свете, и кораблик не переставал удивляться уму и сообразительности нового друга. Не скрывая радости и гордости от столь важного поручения, кораблик рассказал дельфину и о записке.
Взошло яркое, улыбчивое солнце, будто и нет никакой войны. Дельфин поднял кораблик, который сильно намок за ночь, высоко в воздух и держал до тех пор, пока тот не высох. С шумом проносились чайки. Они гонялись друг за другом, и воздух сотрясался от их назойливых криков. Пристально выглядывая рыбу, они отчаянно дрались. И вдруг одна из них схватила кораблик и, больно зажав его в цепких лапах, понесла в небо. У кораблика все плыло перед глазами, он едва не выронил драгоценную записку. Ему было и жутко, и любопытно. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь он, кораблик, окажется в небе! Сверху дельфин казался таким крошечным, что кораблик невольно улыбнулся. Полет был короткий, но кораблику казалось, что они летят уже целую вечность.
Но вот чайка опустилась на большой броненосец и откинула в сторону кораблик. Ей понадобилось еще немного времени для того, чтобы окончательно убедиться, что это не рыба. Наверное, она по ошибке схватила кораблик, лишь бы он не достался ее подругам. Окинув палубу презрительным взглядом, чайка бросила свою добычу на произвол судьбы, взмахнула крыльями и вскоре скрылась из виду. Впервые оказавшись на настоящем корабле, отважный кораблик немного растерялся. Внимательно оглядев палубу, он заметил моряков, которые были одеты в незнакомую ему форму.
Один из них что-то громко говорил и показывал рукой в сторону, где стояли другие корабли.
«Это немцы! Враги!», - догадался кораблик, вслушиваясь в незнакомую речь. Кораблик мало что понимал в военном деле, да и по-немецки тоже, и, как ни старался, не мог понять ни слова. Вскоре невдалеке он заметил большого рыжего кота, медленно идущего в его сторону. Наверное, если бы кораблик был человеком, он очень удивился, увидев на военном корабле кота, но он был всего лишь бумажным корабликом. Поэтому когда кот подошел к кораблику, он только внимательно посмотрел на него.
- Какая удача! – облизнулся толстяк-кот. – Русский кораблик с красной звездой – хороший подарок для моего хозяина. Если я принесу тебя ему, он даст мне большую рыбу или даже две. Еще немного, и наши корабли пойдут в бой, только русские об этом даже не догадываются! Ой, кажется, я проболтался! Хотя какая разница, меня все равно никто не слышит.
Кот щурил свои масляные, сытые глаза на кораблик и уже в своем воображении лакомился полученной рыбой. Что с него взять: кот есть кот!
Кораблик не стал ничего отвечать, его сердце готово было выскочить из груди, а в голове вертелась только одна мысль: как предупредить о готовящемся наступлении папу Павлика и как выбраться с броненосца?
Но планам кота не суждено было сбыться. Один из немецких солдат, заметив на палубе бумажный кораблик с красной звездой, накрыл его пустой картонной коробкой, отогнав толстяка кота в сторону. Наверное, хотел показать командованию. Откуда на немецком корабле бумажный русский кораблик? Еще немного о чем-то подумав, он махнул рукой и отошел к своим товарищам, которые продолжали что-то оживленно обсуждать.
Кораблик оказался ещё в худшем положении. Час от часу не легче! Его ждала верная гибель, если он не сможет выбраться отсюда. Но как? Вдруг он услышал легкий шорох, потом кто-то старательно стал царапать снаружи коробку. Пара минут – и лучик света проник внутрь. Мыши! Как ловко они прогрызли ящик! Наверное, они были очень голодны, раз не побоялись выбраться на палубу и шнырять рядом с котом. Одна из них схватила зубами кораблик и бросилась бежать по палубе. Ее заметил кот, который, несмотря на свою толщину и неуклюжесть, умел бегать довольно быстро. Хотя кораблик был сделан из бумаги, маленькой мышке не под силу было долго бежать с ним. Достигнув борта корабля, она сбросила кораблик в море, а сама, махнув хвостом прямо перед носом кота, юркнула в щель между канатами. Так кораблик оказался на свободе, а кот остался опять ни с чем.
Вздохнув полной грудью и улыбнувшись своему спасению таким необычным способом, кораблик осмотрелся по сторонам. Море…кругом было море…безграничное, безбрежное…Вроде бы надо радоваться, ведь жив остался, но слезы навернулись на глаза кораблика. Он единственный, кто знал о затаившемся враге. Цена этой тайны – тысячи спасенных жизней русских солдат и моряков! Надо было срочно сообщить об этом папе Павлика! Но как? Он такой маленький, такой беспомощный, что он может?
Вдруг он почувствовал знакомые толчки в бок. Друг! Дельфин вернулся! Ура! Теперь вдвоем они могут горы свернуть. Немного неуклюже взобравшись на спину дельфина, кораблик постарался затаить дыхание и держаться изо всех сил. Отовсюду летели соленые брызги, когда дельфин легко маневрируя, помчался вперед. Перекрикивая шум волн и крики чаек, кораблик рассказал дельфину о вражеских кораблях. Дул приятный легкий ветер, и кораблик немного успокоился. Как хорошо, когда рядом верный друг!
Через некоторое время ветер стал усиливаться, изменил направление. По небу поплыли темные тучи, закрывая собой солнечный диск. Начал моросить мелкий дождь. Надвигалась буря. Одна из тех, что губит корабли и пускает их в морскую пучину. Над маленькими путешественниками нависла смертельная угроза. Кораблик это понимал, но, как отважный воин, он должен был выполнить свой долг до конца. Павлик ждал папу домой, и драгоценная записка жгла грудь кораблика, как огнем. Но новость о будущем наступлении волновала его теперь куда больше. Ветер нещадно трепал его, рвал в клочья борта, волны захлестывали и пытались утопить отважного мореплавателя. Солнце померкло, и несколько раз кораблик прощался с жизнью. Горькие слезы смешивались с солеными брызгами нещадных волн, и сердце разрывалось на части. «Будь, что будет», - смирился он с судьбой и закрыл глаза. В его памяти всплывали далекие картины солнечного Севастополя, улыбающееся лицо Павлика. Как давно это было…Несколько часов бедный кораблик боролся с бурей, и, наконец, смог победить стихию. Растрепанный, помятый, но не сломленный духом, как настоящий солдат, он был выброшен на берег и откинут волной далеко вперед. Казалось, что судьба снова сжалилась над ним, спасая его в очередной раз. Не всем так везет!
Не в силах открыть глаза, от усталости кораблик повалился на бок и моментально уснул. Его разбудил какой-то шорох. Он слегка приоткрыл один глаз, потом другой. Зажмурившись от яркого света, он снова прикрыл глаза. Было раннее утро, и на море был штиль. Вдруг кто-то приподнял его.
- Смотри, что я нашел! Кораблик!
- Дай посмотрю?
Чьи-то теплые руки бережно взяли кораблик, отряхнули с него песок и подняли высоко в воздух. Кораблик, наконец, открыл глаза и увидел двух мальчиков в стареньких курточках и с заплатками на коленках. Один из них, курносый с веснушками по всему лицу, грустно улыбался.
- Да, досталось ему…
- Как настоящему матросу на войне?
- Нет, он еще не матрос, видно, первый раз в море, юнга пока только.
«Хм, юнга… А что хорошее имя!» - подумал кораблик, бывший до этого момента безымянным.
Мальчики еще долго рассматривали кораблик, а потом решили забрать его домой. Как оказалось, они были братьями и жили на холме в белом домике недалеко от берега. И также, как Павлик, ждали своего папу с войны.
Если бы они знали, какую боль причинили кораблику - юнге! Ведь на счету была каждая минута! А промедление могло грозить гибелью!
Но вот «Юнга» оказался у них дома, согрет, отремонтирован. Казалось бы, живи, радуйся. Но судьба снова горько надсмехалась над ним, он здесь – в тепле и уюте, а на море… Он даже боялся представить себе, что будет, если неприятель неожиданно нападет на русские корабли, ему оставалось опять надеяться на чудо.
Так прошло несколько дней. Кораблик лежал неподвижно на столе, думая о том, что все потеряно, что никакой он не юнга, раз не смог выполнить свой долг, и никогда не стать ему настоящим матросом. Однако неожиданно для него самого мальчики снова пустили его в море. Как оказалось, все эти дни его верный друг дельфин плавал вдоль берега и отчаянно звал его. Сначала мальчики удивлялись, почему дельфин так ведет себя, а потом догадались. Кто бы мог подумать, что дельфин и бумажный кораблик умеют дружить! После долгой разлуки друзья снова встретились, и не было границ их беспредельному счастью.
Теперь они твердо верили в то, что обязательно найдут папу Павлика. Еще несколько дней провели они в пути, заплывая в разные бухты. И вот удача улыбнулась им. Русская эскадра, разделенная на две колонны, двигалась им навстречу.
На одном из кораблей дежурил на палубе папа Павлика, следя за обстановкой в море. Он не знал, где находится противник со своими главными силами и ждал приказа о наступлении или обороне. Заметив в бинокль дельфина, он очень обрадовался – хорошая примета встретить в море дельфина.
- Кораблик, бумажный кораблик, смотрите! – закричал кто-то с палубы.
Подняв кораблик на борт, матросы обступили его со всех сторон.
- Да это же просто чудо! Как он мог оказаться посреди моря! – удивлялись все. – Разве что с самолета упал.
Они задирали головы, но никаких самолетов в небе не было.
Вдруг из кораблика выпала записка. Ее развернули и прочли вслух, но бумага сильно отсырела, чернила расплылись, и сохранилось только два слова: «жду… Павлик…»
Не веря своим глазам, папа Павлика выхватил из рук удивленного друга записку. Так и есть! Это почерк его сына. Он узнает его из тысячи, корявый, неуклюжий, но такой родной. Он сам несколько месяцев назад учил его писать. Значит, ждет и верит! Вернуться живым, чего бы это ни стоило!
За бортом протяжно закричал дельфин. Он звал из последних сил, как будто пытаясь что-то сказать. Уже несколько дней он почти без отдыха пересекал море вдоль и поперек, уворачиваясь от мин противника, лишь бы помочь своему другу.
Капитан был опытным моряком. Он знал, что дельфины не раз выручали человека в минуты опасности, поэтому не стал пренебрегать сигналом.
- Лева руля! – скомандовал он и приказал плыть за дельфином. Набежавший туман на некоторое время закрыл обзор, но через несколько часов пути вдали стали видны корабли противника.
Тревожно всматриваясь в неприятельские суда, на баке столпились матросы. Получив подтверждение от главнокомандующего, капитан отдал приказ готовиться к сражению. Пробили боевую тревогу, и все заняли свои места.
Русская эскадра застала неприятеля врасплох. Грянули орудия, и в раскатах грома, под свинцовыми облаками, начался бой. «Юнга» сражался плечом к плечу с матросами, то здесь, то там мелькала его красная звезда на борту. Он знал, что если ему суждено погибнуть в этом бою, то он погибнет как герой, как солдат, который до конца выполнил свой долг.
Это сражение стало началом конца немецкой армии, и тяжелым, долгим путем для русских к великой победе.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2018  Добрые истории для детей